Дастин Хоффман
(Dustin Hoffman) цитаты, афоризмы

Жизнь — дерьмо. Но это не означает, что ей невозможно насладиться.

  • У каждого из нас, есть свои демоны. Иногда на борьбу с ними уходит вся жизнь...
  • Дети — самый сильный наркотик. Когда детские ручки впервые обвиваются вокруг твоей шеи, ты улетаешь раз и навсегда.
  • Я стал актером по очень простой причине: просрал все возможности стать кем-то другим.
  • Смерти больше всего боятся люди, которые мало успели, видели и испытали в жизни. Им обиднее всего. А мне грех жаловаться. Я верю, что наша судьба расписана заранее, как пьеса, и все, чем можно себе помочь, — это не злить драматурга.
  • Мне кажется, что причина всех современных войн — это желание господства, деньги и нефть.
  • Я очень хорошо отношусь к актерам, которые постоянно забывают роль. Приятно встретить того, кто похож на тебя.
  • В какой-то момент я вдруг ясно осознал, что для эффективного управления страной президентская администрация просто манипулирует человеческими страхами.
  • Когда ты становишься знаменит, ты перестаешь бояться смерти. В тот момент, когда ты стал звездой, ты уже умер. Или был забальзамирован заживо.
  • Я люблю рассказывать анекдоты. Мне кажется, они сродни поэзии, но удобнее, чем поэзия, потому что их гораздо легче понять.
  • Возможно, я одинок в этом, но иногда, когда я смотрю на бездомных, на убийц, на простых мерзавцев или пьяниц, я вдруг начинаю представлять себе их младенческие фотографии. На этих фотографиях они такие же, как мы с вами на наших. И то, что мы не выросли такими, как они, лишь удивительная, необъяснимая случайность.
  • Бесконечность вещей, которую я вижу вокруг, великолепна. Поэтому я никогда не понимал такой вещи, как скука. Ты можешь быть подавлен, но я никогда не мог понять, откуда берется скука.
  • Я стал актером случайно. В колледже, как и в школе, я очутился в отстающих. Чтобы не выгнали, надо было отличиться хотя бы в трех дисциплинах. Кто-то дал совет: «Иди на курс драмы. Там невозможно получить плохую оценку, потому что никто не знает критериев». Так я нашел предмет, изучение которого не причиняло мне душевной боли. Актерство оказалось ответом на все мои молитвы, включая молитву о возможности постоянно находиться среди красивых девочек.
  • Больше всего я жалею о том, что не стал когда-то джазовым музыкантом.
  • Я не люблю Голливуд, но никогда бы не стал критиковать глав крупных студий. Представляете, у вас ушло 65 миллионов долларов на кино, 60 — на печать копий, столько же на рекламу, столько же на всякие мелочи. Если бы я распоряжался многомиллионными фильмами, я бы лежал на полу и стонал от страха. Одна мелкая ошибка — и ты пыль.
  • В Голливуде давно узаконена эвтаназия: если фильм немедленно не приносит миллионы, его просто убивают.
  • Как и первые осознанные годы ребенка никогда не проходят бесследно, влияют на всю его жизнь, так и первые годы в творчестве — оставляют неизгладимый след. Недаром я практически всю жизнь был постоянным клиентом врачей-психотерапевтов...
  • Я всегда чувствую себя обманутым и неполноценным, когда думаю о том, что у меня нет возможности ощутить, каково это — быть беременным, выносить ребенка и каково это — кормить его грудью.
  • Единственное удобство в том, чтобы быть знаменитостью — это возможность снять трубку и запросто позвонить другим знаменитостям.
  • Если у тебя есть талант, то ты должен хорошо знать, что эта штука держит тебя прочной хваткой за яйца и ведет тебя по жизни туда, куда ей заблагорассудится.
  • Завидую чувакам, которые могут просто любоваться закатом. Пошлая штука, но когда я вижу закат, я всегда думаю о том, как бы я его снял. По этой причине отпуск всегда казался мне какой-то нелепой надуманной безделицей.
  • Для того чтобы выживать, мне требуется немного: солнце и кокосовое молочко.
  • Я всегда чувствую себя обманутым и неполноценным, когда думаю о том, что у меня нет возможности ощутить, каково это — быть беременным, выносить ребенка и каково это — кормить его грудью.
  • Я боюсь всех своих шестерых детей. Потому что они знают про меня то, чего про меня не знает никто.
  • Я завидую тем, кому сейчас двадцать. Когда мне было двадцать лет, мне светило стать лишь официантом или таксистом.
  • Всегда предпочитал целый банан половине банана.
  • Миф объединяет нас, фантазия всегда разбивает порознь.
  • Опасайтесь конгрессменов и им подобных. После разговора с этими людьми ваша голова удивительным образом оказывается забита фантастическим мусором, избавиться от которого практически невозможно.
  • По-моему, в мире слишком много оружия.
  • Ценность искусства легко поставить под сомнение. Предположим, горит Лувр. В объятом пламенем зале две вещи — Мона Лиза и случайно забравшаяся сюда уличная кошка. А у вас есть время только на то, чтобы спасти что-то одно. Что вы выберете? Помню, когда мне было около двадцати, мы часто обсуждали с парнями эту ситуацию за хорошим косяком и стаканом вина. Только я не помню, что мы решили.
  • Я люблю поговорить о преждевременной эякуляции. Знаете, девушки здорово недолюбливают парней, которые страдают этим недугом. Когда-то я склонен был с ними соглашаться. Но когда я стал старше, я вдруг понял, что нет ничего более изумительного, чем преждевременная эякуляция. Сейчас, когда иной раз мне требуется час-полтора, я почти мечтаю о ней.
  • На съемочной площадке между мужчиной и женщиной важно поддерживать что-то вроде романтики. Когда я снимался вместе с Барброй Стрейзанд в «Знакомстве с Факерами» в начале каждого дня я говорил ей: «Черт, твои сиськи сегодня смотрятся обалденно!» И она сразу начинала относиться к своим сиськам и всему остальному гораздо лучше.
  • Никогда ни о чем не спрашивайте актеров. Потому что все, чего они хотят, — это внимание. «Смотрите на меня — я пошел в душ! Смотрите на меня — я пошел посрать!»
  • Никто из актеров ни разу не спрашивал моего совета.
  • Не так давно я понял, что в какой-то момент растерял все уважение к актерам. Все, что мы делаем, — лишь имитация бога, не более.
  • Обожаю Джонни Деппа — вот кто делает только то, что нравится, и не пытается быть звездой.
  • Я много думаю о современных знаменитостях. Посмотрите на культ Пэрис Хилтон. Богатство ради богатства, известность ради известности. Так ли все это? Мои дети часто встречают ее. Говорят, она вежлива и мила. Мне кажется, с Пэрис Хитон нет особых проблем. Проблема в тех, кто ею восхищается.
  • У всех свои недостатки — кто-то алкоголик или наркоман, а я вхожу в категорию тех, кто отказывается от величайших возможностей, которые дарит жизнь.
  • Наблюдать за карьерой пожилых актеров — довольно забавное занятие. Ты сидишь перед телевизором, смотришь новости и констатируешь: «Так, в новом фильме Морган Фримен сыграет господа бога. Бля, опять!»
  • Хорошие психологи творят чудеса, знаете ли. Я бы даже после смерти хотел с ними встречаться.
  • Мне кажется, самый жестокий способ оскорбить режиссера — это попросить снять еще один дубль, когда он только что сказал «великолепно».
  • Однажды я спросил у Лоуренса Оливье, зачем он продолжает играть в таком преклонном возрасте. И он принялся орать. «Посмотри на меня! — орал он. — Посмотри на меня! Посмотри на меня! Посмотри на меня! Я старый сморщенный бздун, но я все еще в центре внимания!»
  • Смерть касается нас тогда, когда мы смотрим на собственные старые фотографии. Кто-то называет это воспоминания, но для меня это всегда было больше похоже на удар под дых, полностью лишающий сил.
  • Я не пересматриваю никогда свои фильмы. Мне кажется, одно из различий между мужчиной и женщиной заключается в том, что, когда мы смотрим на старые фотографии, всегда мучительно остро переживаем. Прошлое более болезненно для мужчин. Женщины гораздо смелее во всем, что касается жизни и смерти.
  • Не так давно я прекратил активно сниматься. Куда-то делась искра. Куда-то делся ток. Может, конечно, я напишу что-то. Или попробую что-то снять. Но я собираюсь делать это очень тихо.
  • Чувство, что смерть недалеко, давит на меня. Я всегда пытался вести с ней какую-то игру. Я говорил себе: «Чувак, ты еще не прожил и половину жизни». Когда мне исполнилось сорок, я сказал себе: «Ни фига это не половина». Потом мне исполнилось пятьдесят. Я сказал: «Хорошо, сейчас я в середине пути». Потом, когда мне исполнилось шестьдесят, я сказал своему тестю: «Знаешь, кажется, я начинаю чувствовать что-то вроде кризиса среднего возраста». И тесть сказал мне: «Среднего, черт возьми, возраста?! Дастин, а много ли ты знаешь 120-летних людей?»
  • Я не чувствую себя американцем на сто процентов. Я и не знаю эту страну совсем. Родился и живу в Лос-Анджелесе, в Нью-Йорк в свое время приехал учиться актерскому мастерству... Всю остальную Америку знаю только пролетом — когда на самолете пересекаю ее. Всегда хотел хоть один раз проехать на машине от одного побережья до другого, но не сложилось. Я не смотрю телевизор, не люблю американские сериалы и шоу, да и фильмы американские, обожаемые публикой, мне не по душе. Люблю американское искусство, но предпочитаю ему европейское.
  • У меня много раз бывали депрессии, страх, тоска, зато я никогда не скучал. То, что часто люди принимают за скуку, просто неспособность отдаться целиком и полностью данному конкретному моменту жизни. Одно из преимуществ моего возраста — возвращение к детскому восприятию мира. Дети никогда не скучают. Они могут быть голодны, раздражительны, могут злиться, что не в состоянии объяснить причину своей боли, все что угодно — но скучать они не умеют. Мне нравится наблюдать за детьми, они так воодушевлены — честное слово, но взрослые люди редко испытывают подобный восторг просто так, без всякого повода. Без марихуаны, ну или чего-то еще покрепче. (Смеется.) Взрослые даже не видят того, что приводит в восторг детей. Это настоящее преступление. Клянусь, хотя вырос в семье атеистов и не являюсь религиозным человеком, но с некоторых пор каждое утро смотрю на небо и стараюсь восторгаться: «О, какое солнце! О, какое облако!» Правда, это ведь настоящее чудо! Поверьте — я абсолютно искренен и не играю перед вами!

Метки:

Том Круз, Джонни Депп, Барбра Стрейзанд, Морган Фримен, Пэрис Хилтон, Роберт Дюваль, Джин Хэкмен, Марлон Брандо, Мэрилин Монро


Поделиться с друзьями: